yve_chmur_ent (yve_chmur_ent) wrote,
yve_chmur_ent
yve_chmur_ent

С новолетием или Одуванчиково пойло

С новолетием вас, в смысле – с новым летом!


Во-первых, новости сравнительной альтеррологии.

Имею со всей ответственностью заявить, что НАШИ КОМАРЫ КРУПНЕЕ ВАШИХ КОМАРОВ! Впрочем, лето только начинается…


Во-вторых, новости на личных фронтах.

Меня газетчик прославлял,
Я пил и ел и обещал,
И делом не измучен.

(не поверите, но это Пушкин сочинил не про меня!)

Всем заинтересованным друзьям спешу сообщить, что Меена у меня и чувствует себя ОК. А Йорик получил в подарок самого себя в виде куклы размером в локоть и пребывает в недоумении. Он, оказывается, пытался в своё время заказать кукольнице Даниэле странное существо, которое по замыслу должно было изображать одновременно Меену и Мину. Милонова с Мизулиной хватила бы кондрашка. Портреты прототипов этот чувак изготовил собственноручно – левой рукой притом! Что называется – вот этот бы атом да в мирных целях.

Это был творческий вклад Ауриха в интригу Аргуста: убедить малолетнего Ивэ, что его обожаемый барашек Меена пропал исключительно затем, чтобы превратиться в бабочку прекрасную девушку Мину и таким образом легитимизировать их сомнительные отношения. (Я хочу сказать – сомнительные с точки зрения ортодоксальной религии и морали отношения Меены с Ивэ, Мина тут вообще не при делах.) Я, ко всеобщему благу, на тот момент уже ушёл в бега, и это положило предел извращённым фантазиям общественному креативу Йорика. Тем более что и Даниэла не была в восторге от заказа, требовала прозрачности хотела встретиться с Миной и получить подтверждение, что та не возражает против создания куклы-двойника в виде помеси в барашком.

Ну вот, зато теперь сам Аурихард может вкушать все прелести общества себя игрушечного. По крайней мере, теперь не придётся пить вчёрную. Я бы лично на его месте уговорил-таки Даниэлу доделать Мину-Меену, в пару к Йорику-козлёнку, и вчетвером учинить пусть дружат.


В-третьих, новости культуры.

Тут произошло нечто вроде стихийной великосветской онлайн-конференции по виноделию – в двух мирах три князя обсуждали вино из одуванчиков. Из новых лиц – господин Харрибанд, среди коллег по комендатуре называемый Харя Бантиком просто Банд или Бант.

О себе на встречах с читателями (он, на минуточку, признанный романист) Банд говорит "Я тот самый следователь, который в лагере Организации Троек застрелился из интереса". И выдерживает паузу, пока кто-либо из публики не спросит "И…что?" Тогда Банд небрежно отвечает "А ничего, ни разу не пожалел об этом. А вот Организация Троек – та пожалела, да, пожалела!"

Это всё правда, Харрибанд из той самой толлеровской десятки.

Расхожее у нас присловье "Застрелиться как интересно!" украшает обложки всех харрибандских книг. Самопиар у него такой.

Мы обсуждали какие из себя одуванчики в разных мирах и какое из них может быть вино. Банд вообще писатель, внимательный к деталям, влюблённый в родную природу, поэтому вполне ожиданно для меня дал подробное описание тех цветиков, которые я в простоте душевной с детства считал разновидностью одуванчиков или же лютиков.

Такие, прямо золотые, цветут всю весну и начало лета, на лугах и обочинах их прорва, головки лохматые, на длинных стеблях, поэтому с ними воевать одно удовольствие, особенно когда ты четырёхлетка, вооружённый волшебным клинком из приглянувшейся палки. Правда, сок у них жжётся и листья хлещут по голым ногам. А главное – увлёкшись схваткой, можно запросто рухнуть в канаву или прудок: эти коварные родичи вейвов умудряются расти иной раз по пояс в воде и ловко её скрывают, организуя таким манером ловушку для противника.

Одуванчиками они вполне имеют право называться, ибо на месте цветка у них в конце концов остаётся нечто пушистое, что разлетается при дуновении. Вот тоже, кстати, хороший способ разборок с этими чуваками: щёлкаешь по лбу (по сухому шарику в зелёном воротничке) и фамильярно восклицаешь "э, приятель, да у тебя сплошной ветер в голове!" – потому что от щелчка головка с треском лопается и во все стороны разлетается облако белых или бежевых пушинок. Иногда попадаются красноватые, и это повод проницательно прищуриться: "ага, кровавые планы вынашиваем, так-так, мстители, значит…" Банд утверждает, что ему встречались даже одуванчики с чёрным пухом. Романист, чо!

В краях моего детства их именуют "макИ", "мачкИ" и даже "макИтра". Я полагал, что лютики – это их же другое название, данное за наступательную агрессию, живучесть и яростный цвет. "Лютый" – иносказательно именуют волка, и мне представлялись сверкающие жёлтые глаза. Я подозревал даже, что именно эти растения имеет в виду Библия под названием "волчцы" (ну те, которые "…и тернии").

Хотя лютиками их могли бы прозвать и за "жгучую кровь": считалось, что если на рану или укус выжимать сок из сорванных головок, то он "прижжёт", и всё заживёт быстрее. Ещё, помню, в наших местах бытовало поверье, что в случае внезапной паники, сомнения в собственных силах, смятения или упадка сил помогает понюхать цветок – мол, "придаст куражý". Я и сам пару раз прибегал к этому средству: аромат у пушистой головки и правда приятный, слегка медовый, так что получить такую поддержку отрадно, пожалуй: но что до меня, то мне он внушал скорее рассудительность, чем храбрость)

Харрибанд объяснил, что наши мачки, ярко-рыжие и непричёсанно-махровые, и правда родственники благородных маков, алых и белых. То-то и оно: белые маки асфоделы, они же цветы забвения, связаны с вейвами – а вейвы самые крутые воины в ойкумене, если считать удельную воинственность на грамм веса.

Оказывается, пыльца и сок мачков содержит не анальгетик с эффектом забвения, как в асфоделах, а вещество, вызывающее прилив активности (агрессии) и останавливающее кровь. Адреналинчик растительный, типа. Вот почему их прикладывают к ранам. И нюхают "для куражу" тоже не зря, стало быть .

По ходу разговора с князьями о вине из одуванчиков З/з я загорелся идеей сделать из наших растений вино – интересно же, вдруг в нём сохранятся свойства сока или пыльцы, а то, может быть, и преобразуются в результате брожения во что-то ещё более ценное. Банд идею горячо поддержал, даже выразил готовность приготовить закваску для вина по известным ему старинным рецептам: он у нас не просто знаток флоры, но и эксперт по разнообразному "медвяному вереску" (в смысле старинных обычаев и всей связанной с ними романтической фигни). Но тут вышла загвоздка.

На З/з сейчас, если вы обратили внимание, начало лета, так что одуванчиков прорва. На ЗА, наоборот, как назло осень, посему в наших краях цветущих одуванчиков чертовски мало. Я предложил Банду, пока энтузиазм не остыл, сгонять пешком по воде в южное полушарие и поискать там что-нибудь на его вкус – под стать макитрам нашим. А может, не макитрам. Хотя бы приблизительно, но можно и совсем ..

Вспомнил по этому поводу (грасиа Алу) бесподобный "Пластилиновый мёд" и попытался в меру способностей экспромтом перевести для Харрибанда. Мы уржались, выпили ещё, и тут он говорит: "а между прочим – уже! щас вспомнил!" Я ничего не понимаю, а он объясняет – "я уже ведь смотался в Южное полушарие и привёз оттуда мёд забвения! целый алавастр!"

Я думаю: та-ак! сверхскоростное эис-общение – это, значит. были ещё цветочки, коллега практикует к тому же сверхскоростное изготовление вина из одуванчиков…

Медовар Харрибанд-старина
Параллельного сделал вина:
Я ещё не просил,
Он ещё не варил,
Но уже приволок его – на!

Но тут Харрибанд мне напомнил: у него же есть роман, как раз про то, как герой ( как бы сам юный Банд, поскольку от первого лица) отправляется в чужие края и там среди поля цветов забвения находит спящего земляка в обнимку с кувшином настоя из цветков, притом приличной выдержки уже… Там всего понакручено, рассказывать можно долго и отдельно, но суть в том, что Банд прав! – вот оно вино из мачков, которое мы заказывали.

В качестве виртуальной оплаты за виртуальное вино Харрибанда я придумал ему название жанра его произведений. Это получилось случайно, так что можно даже сказать – в качестве спонтанной оплаты за спонтанное вино (ибо и Банд не нарочно для меня сочинил этот алавастр забвения).

Ну и напоследок – собственно стихи о вине собственного сочинения. Написал-то я, но в фокале какбэ Харрибанда. Мне лично эти элегические настроения "вино всё_ равно_из_кого_из_нас" чужды


Вино для одуванчиков

Одуванчиков золото, брызни,
Превращаясь в загарную медь.
Вы, конечно, и есть цветы жизни –
Что же с вами сражались мы всмерть?

Взмах мой точен, клинок мой отточен.
Как по горлу он делает "вжизз".
Я и сам очень хищный цветочек.
Просто – так понимали мы жизнь.

Оглянувшись в летах совершенных,
Я не маюсь ненужной виной,
Но жалею, что в наших сраженьях
Мы не знали, как делать вино.

Это вышла бы добрая память! –
Когда зверствует зимняя зáмять,
Себе в корень добавить огня:
Куб напитка добыть из чуланчика –
Золотистого (из одуванчика)
Или розового (из меня).

11 октября 08 по ЧМ / 31 мая 2015 по РХ
Tags: Меена, друзья-родные, паучное объяснение мира, пьём с Толлером, стихи, шуткайумора, щасливае децтво
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 39 comments